ФЭНДОМ


Kosin 01
Как я стал социоником.

В процессе работы в консалтинговой компании, где преподавал и консультировал В. Гуленко мне, помимо основных обязанностей, была поставлена задача: собрать, тематически структурировать и оценить все доступные материалы по соционике с позиций практического применения в менеджменте и организационном развитии. Отправной базой в накоплении материалов послужили видеозаписи лекций В. Гуленко по соционике. Чистое время видеоматериалов лекций и практикумов составляло пятьдесят один час. В первичной тематической библиотеке для общего анализа начал соционики находились основные работы А. Аугустанавичюте, Г. Шульмана, А. Букалова, В. Гуленко, В. Ермака, Е. Филатовой.(0)

Обучение и практика проходили в жестких временных рамках, что привело к необходимости разработки скоростного алгоритма для сортировки и изучения массивов материала. Так появился ключевой алгоритм структуризации и накопления соционической информации: Этика-Логика-Сенсорика-Интуиция. Личный и исследовательский опыт рабочей группы по профилю кадрового аудита и организационного развития в синтезе с методамисоционики сложился в набор рабочих инструментов консультанта и частично изложен в статье: «Типология, Соционика и Ролевая теория в практике кадрового аудита».

Головным принципом консультанта-соционика для меня стало предоставление клиенту результата диагностики и анализа, в виде предложения прогнозов и коррекции комплекса, намеченных клиентом, возможных стратегических направлений и способов реализации мотивов, жизненных решений, естественно, адекватных темпераменту, характеру клиента и вероятностной или данной среде коммуникаций.


Спустя год моя работа и обучение в компании закончились по исполнении целевых заказов. Дальнейшее обучение и экспериментальная работа по проверке методов соционики в управлении человеческими ресурсами была продолжена мною самостоятельно на предприятиях, куда меня привлекали как соционика владельцы или управляющие предприятий, как правило, разочарованные результатами работы своих психологов. Основной самостоятельной задачей в практике соционики я поставил себе экспериментальную проверку полных и неполных рабочих и творческих команд по Гуленко.

Формально приходилось работать по договору, иногда торговым представителем марок различных целлюлозно-бумажных производственных концернов, специалистом по рекламе и издательской деятельности и много лет менеджером по персоналу. В реестре профессий, в странах, где применяются соционические методы и проводятся исследования, нет строки «соционик». Кстати, в подобных реестрах некоторых стран имелась или появилась недавно строка типа «астролог». Ну что ж, какая страна – такой и реестр.

На рынке консалтинга начала века соционика была мало известна, не востребована, изредка и местно использовалась как дополнение к кадровому подбору. Относительно стабильному подвешенному состоянию соционики между статусом интеллектуального общественного объединения и статусом развивающейся науки мы обязаны в большей степени А.В. Букалову, О.Б. Карпенко, научному совету и редакционной коллегии Международного Института Соционики. Ученый Совет Незначительное упоминание методов соционики, например, И. А. Бородиным (1) в области корпоративной безопасности и кадрового аудита, статьи в области менеджмента и психологии управления И.И. Карнауха(2) , применение соционической теории в своих работах С. А. Богомазом (3) и другими представителями науки дорогого стоило.


Основную причину недоверия соционике я увидел в отсутствии устойчивой естественнонаучной базы в теории соционики. Это привело меня по следам и указателям А. Аугустанавичюте и В. Гуленко к изучению физиологии и нейробиологии в возможном и доступном для меня объеме информации. Помог снова алгоритм ЭЛСИ и теория функциональных систем П.К. Анохина (4) . Изучаемый материал легко укладывался в единую разветвлённую структуру. То, что корректно не синтезировалось из той или иной областизнаний выпадало из сектора анализа. За ненадобностью отпала необходимость глубокого изучения множества дублирующих друг друга авторов как в соционике, так и в психологии и естественных науках. Психология поначалу была отставлена за рамки, за исключением тех материалов, каковые очевидно сочетались с физиологией и нейробиологией мозга человека. Так в археологии, что представляет интерес – в фонды, что нет – в отвал или в провинциальный музей. Никто не спорит, на отвалах тоже изредка делаются открытия.

При синтезе легко определяются неточности и ошибки отдельных моделей. Так незначительная коррекция Модели А для демонстрации возможных направлений связей и вертаций в системах функций привела к пониманию её идентичности по сути с моделью акцептора результата действия (5) П.К. Анохина. Теоретические и практические наработки учеников и последователей Анохина в развитии и экспериментальном подтверждении теории функциональных систем как нельзя лучше накладываются на предположения Аугустанавичюте. Вместе с изучением и сопоставлением теории установки Д. Н. Узнадзе, темпераментов и установок по Гуленко, нейромедиаторных и гормональных исследований затронутых в статьях В. Таланова, исследований дифференциальной физиологии появляется достаточная база теории соционических темпераментов в корреляции с физиологическими экспериментальными основами. Группы функций и типов с таких позиций, особенно в кватернионах В. Гуленко по базису К. Юнга, приобрели при коррекции физиологическим подходом новый смысл, содержание и горизонты применения, каковые удивили самого автора. Например, кватернионы темпераментов и установок стали опорным рабочим инструментом для коммуникативных близких дистанций, при формировании и прогнозе действия рабочих и учебных коллективов, а также в управлении рисками и конфликтами.

Кватернион групп стрессоустойчивости стал мною применяться как опорный инструмент в прогнозах соотношений связей: социальных, общественных и интертипных на уровне интегральной соционики. С другой стороны, группы стрессоустойчивости послужили основой для рассмотрения напряженности интертипных отношений и компенсаторных переключений блоков функций внутри ТИМов.

Литературное исследование моделей функциональных связей в локационной теории А.Р. Луриа, в теориях функциональной асимметрии мозга, теории функциональных систем П.К. Анохина, в работах К.В. Судакова, А. Семьянова и в гипотезе информационного синтеза А.М. Иваницкого позволили провести достаточную аналогию с моделями и структурно-функциональным анализом в соционике. Все сопоставленные непротиворечивые факты вместе дали в моем представлении естественнонаучный стержень теории соционики, против которого ни один скептик не мог теперь возразить, и мои сомнения в тенденцииразвития соционики как науки рассеялись. Процессы синтеза и хода рассуждений отображены мной в последовавших публикациях по соционическим функциям. Статьи